НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ ИЗДАНИЕ О ПРИРОДЕ, ОХОТЕ И ОХОТНИЧЬЕМ ХОЗЯЙСТВЕ

Октябрь

Первая ласточка. Стволы от Лобаева

Вот уже почти два десятка лет, как в нашей стране развиваются ранее неведомые россиянам виды спорта, связанные с точной стрельбой из нарезного оружия. Здесь мы не изобретаем велосипедов, а пытаемся построить их подобно тем, что есть на Западе. Это относится не столько к велосипедам, сколько к новым видам охот и стрелковых упражнений. Когда наши профессиональные егери видели, как столичные варминтеры добывали сурков не только с 500, но даже и 800 и 1 000 метров, попадая зверькам в голову, нашим профессиональным охотникам поначалу казалось, что это что-то вроде циркового фокуса. Сами-то они их стреляют с 50 метров или еще меньших дистанций. Мало кто из соотечественников верит и в американские рекорды сверхдальней стрельбы по самым крупным животным — медведю и лосю, которые превышают три километра! В спорте есть невероятно увлекательная стрельба на разные, но большие дистанции (до 1 000 ярдов, что соответствует 914,4 метрам).

К онечно, это потрясает воображение и притягивает внимание любителей точной стрельбы. К сожалению ситуация складывается так, что оружия необходимого для этих упражнений, не производят наши гиганты оружейной промышленности ни в Удмуртии, ни в хронически перехваленной Туле.

Беда состоит не только в том, что гурманы пулевой стрельбы не могут оставить значительные средства на счетах наших предприятий, и вынужденно «кормят» ими преимущественно американскую экономику, а в том, что у нас не развиваются новые технологии производства высокоточного оружия, которое, как нетрудно догадаться, необходимо и специальным подразделениям различных ведомств. К слову, нужно сказать, что точная стрельба — это не только оружие высочайшего качества, но и целый комплекс связанных с ней продуктов (специальные патроны с ассортиментом пуль, со специальной технологией их сборки, специальные оптические прицелы, баллистические калькуляторы, лазерные дальномеры, бинокли, телескопы, портативные метеостанции и многое другое). Так вот, все это мы не производим, то есть, конечно, коечто производим, но все без исключения неудовлетворительного качества, годится только для того, чтобы «обнять и плакать».

К счастью для всех нас, в России нашелся человек, страстно увлеченный точной стрельбой, который решил организовать первое в нашей стране предприятие по производству точного оружия и в 2005 году получил лицензию на это трудное дело. Сегодня эта первая и пока единственная в стране частная фирма штучно и мелкосерийно производит спортивное оружие для бенчреста, винтовки для варминтинга и снайперские системы для силовых структур. В конце августа этого года мы посетили предприятие «ЦарьПушка», которым руководит Владислав Лобаев. После беседы, во время которой «принимающая сторона» ввела нас в курс дела, мы ознакомились с основным производством.

Владислав со студенческих лет увлекся пулевой стрельбой так сильно, что постепенно увлечение стало профессией. Довольно быстро почувствовал, что отечественные оружейники изза системных причин не могут производить сверхточного оружия, в то время как в США есть десятки если не сотни таких предприятий. Интересно, что «у них» примерно 80% оружейных предприятий занимаются сборкой винтовок и только 20% изготовляют отдельные оружейные компоненты – стволы, затворы, ложи, спусковые системы и некоторые другие «вещи».

Каждому понятно, что сердцем любой винтовки, а особенно сверхточной, является ствол. Он, как и триста лет тому назад, остается технологически самым сложным и ответственным элементом оружия. Конечно, от оружейника сегодня не требуется уметь делать ствол из стальных косичек, сплетенных и сваренных из проволочек, вытянутых из сталей разных сортов. Однако современные требования по дальнобойности и ресурсу оружия заставляют сегодняшних оружейников быть «в тонусе».

Чтобы быть «в тонусе» современного оружейного производства будущему предпринимателю-первопроходцу пришлось долго учиться у зарубежных авторитетов. Главным своим учителем Владислав считает, прежде всего, конечно, Томаса «Спиди» Гонзалеса, одиного из ведущих оружейников мира, у которого он стажировался два года. С большой благодарностью за «ствольную науку» вспоминает и Дага Шилена. Очень много, считает, почерпнул и у Джона Джайлса, без сомнения, лучшего оружейника Австралии.

Джордж Келбли помог разобраться в вопросах изготовления затворных механизмов и пуль. Кроме него по пулям большую помощь Владиславу оказывал Гэри Конауэй – его пули считаются одними из лучших в США.

Много опыта дала и стажировка у Спенсера. От него на предприятие поступили практически все металлообрабатывающие станки. С благодарностью вспоминает Владислав Билла Шихейна (помогал в отношении изготовления винтовок для дальней стрельбы) и супругов Эллиотт – первых настоящих учителей в стрельбе. Спиди Гонзалес также дополнил стрелковую часть подготовки Владислава как стрелка-спортсмена очень важными деталями.

Благодаря знаниям и опыту руководителя этого первого в России малого оружейного предприятия сегодня на «Царь-Пушке» практически полностью могут изготовить сверхточную винтовку любого калибра, начиная от .22 LR до сколь угодно крупного. Для этого фирме, как и любой машиностроительной, пришлось создавать и собственное инструментальное производство. Правда, большую часть основного инструмента приходится все-таки выписывать из-за рубежа.

Но вернемся к стволам. Естественно, дальнобойность и точность немыслимы без высокой кучности. Причем, если еще лет пятьдесят тому назад кучность лучше одной угловой минуты считалась вполне достаточной для снайперской винтовки, то сегодня требуется кучность в два-три раза более высокая. К тому же, для точной стрельбы на большие расстояния очень важно, чтобы траектория пули была как можно более настильной, для чего необходима высокая начальная скорость пули. Это означает, что в стволе должны достигаться предельные давления пороховых газов.

Отсюда «автоматически» происходит высокий разогрев ствола и его стремительный износ. В стародавние времена, когда все пули были сплошь свинцовыми, а их скорости находились в диапазоне 400–600 м/сек, о «живучести» стволов даже не думали. Из них стреляли целыми «поколениями» стрелков. Сегодня, на предприятии «Царь-Пушка» делают оружие, в котором оболочечные пули разгоняют до 1 500 м/сек, изза чего износ ствола становится значительным после 1 000 выстрелов.

Заметим, что современные стволы оружия производят из высоколегированных нержавеющих сталей, имеющих сравнительно высокую температуру отпуска. Это позволяет им хорошо противостоять высокотемпературному износу. Фирма Лобаева использует сталь в прутках от известного американского производителя — Карпентера. Это нержавеющая сталь 416 R. К сожалению, наш Златоустовский сталелитейный завод берется за выплавку сталей аналогичного состава только в объемах, превышающих девять тонн. Годовая же потребность «Царь-Пушки» пока не превышает полутора тонн. Западные поставщики готовы присылать любые количества, включая заготовку для одного ствола.

Постоянная проблема ствольного производства — первичное сверление ствола, которое производится специальными сверлами, обеспечивающими прямизну его канала и высокую чистоту поверхности. Понятно, что высоколегированные стали довольно сложны для механической обработки. Поэтому для каждой партии ствольных заготовок, даже от лучшего зарубежного поставщика, приходится подбирать не только режим резания, но и углы заточки инструмента. Хорошие специальные сверла для глубокого сверления производятся в США, Германии и Израиле.

Нарезы в стволах — это тоже одна из непростых задач. У Лобаева их делают только протяжкой дорнов на специальных станках (из Америки). Есть другой способ — резание. Border, известнейший в Европе ствольщик, делает нарезы с помощью специальных шпалер. Эта процедура достаточно длинная: обычно приходится делать около шестисот проходов, причем иногда свежего инструмента не хватает для изготовления одного ствола. Поэтому при нарезании стволов всегда остро стоит вопрос заточки шпалер, а это очень тонкая операция. Дорнирование позволяет получить уплотненную структуру металла в области нарезов, но требует последующей термической обработки для снятия образующихся напряжений. Однако любой ствол требует сложной термической обработки для гарантированного снятия внутренних напряжений. Оружейники прилагают большие усилия для получения максимально гладких поверхностей как полей, так и нарезов. Поэтому на «притирание» оставляют примерно 0,01 мм в минус к стандартным размерам канала ствола.

Специальные инструменты, одновременно полирующие поля и нарезы на фирме делают сами. Используемая абразивная паста тоже собственное достижение. Притирание производится вручную и продолжается столько, сколько необходимо, чтобы канал имел заданные размеры и качество поверхности.

Под каждый калибр есть комплект разверток для формирования патронника и пульного входа. При этом проблема номер один – сделать патронник точно соосным с каналом ствола.

Профиль стволу придают токарной обработкой. Большая толщина стенок стволов несколько облегчает задачу наружной обточки:  ствол сравнительно слабо отжимается резцом, тем не менее, эта операция проводится с помощью подвижного гидравлического люнета, находящегося в 25 мм от резца. Обточка проводится по копирам, точно соответствующим рабочим чертежам. Финишная обработка заключается в шлифовке, полировке и химическом окрашивании поверхности ствола.

Самым надежным подтверждением качества стволов, изготовленных на предприятии «Царь-Пушка» является проверка кучности в стрелковых соревнованиях. Несмотря на сравнительную «молодость» предприятия, спортсмены, выступающие с оружием от Лобаева, занимают все призовые места на последних чемпионатах мира. Конечно, почти все элементы оружия влияют на его кучность, но при стволе низкого качества невозможно добиться высоких результатов.

Сегодня фирма может полностью сделать сверхточное оружие под любой патрон и даже разработать оптимальный патрон под конкретную задачу. Правильнее сказать: может решить практически любую специальную задачу, разработав соответствующий патрон и винтовку. Сегодня здесь не занимаются только спусковыми системами, и то лишь потому, что американская фирма Келбли делает их великолепно и поставляет заказчикам по вполне адекватной цене. Все остальное для своих винтовок производится «дома».


Владимир Тихомиров
Символ чести, символ славы Фермеры-охотники