НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ ИЗДАНИЕ О ПРИРОДЕ, ОХОТЕ И ОХОТНИЧЬЕМ ХОЗЯЙСТВЕ

Август

Сохранить для потомков

В конце 50-х годов прошлого века численность сайгака в степях и полупустынях Северо- Западного Прикаспия достигала 800 тыс. особей. В настоящее время поголовье едва ли достигает 15–17 тыс. Спад численности — более чем в 50 раз за последние 30–40 лет. И если в советское время производился массовый отстрел животных с использованием автоматического оружия и автотранспорта для заготовки мяса, то сейчас главная угроза существованию сайгака в России — массовое браконьерство, административные разногласия и часто почти диаметрально противоположные интересы федеральных и региональных властей.

На словах все вроде бы понятно: все ратуют за сохранение вида и увеличение его численности. Но что самое интересное, сайгак как вид, который находится под угрозой исчезновения так и не включен ни в Красную книгу Российской Федерации, ни в Красную книгу Республики Калмыкия. Более того, некоторые чиновники. как и прежде рассматривают сайгака только как « ценный охотничий фонд» и предлагают сделать все возможное для его «неистощимого использования...».

В проекте Правил охоты в Российской Федерации установлены сроки охоты на все половозрастные группы сайгака с 1 октября по 31 декабря. Возникает вопрос: что же мы собираемся делать дальше в отношении сайгака и есть ли у этого вида будущее в России? Начиная с 1998 года, президентом Республики Калмыкия издаются указы об усилении охраны сайгака, запрещении промысловой и спортивной охоты. В мае 2009 года было принято очередное Постановление правительства Республики Калмыкия (№155) о запрете охоты на сайгака до 2013 года. Складывается парадоксальная ситуация: местные власти запрещают охоту, а МПР России относит сайгака к обычным охотничьим видам.

Что же в это самое время происходит в калмыцких степях? «Незаконная охота на сайгака продолжает занимать первое место среди всех диких копытных в Калмыкии» (Арылова, 2010). В 90-х годах в период расцвета браконьерства ежегодные потери популяции сайгака достигали 20–25 тысяч особей. Все это списывалось на крайне низкий уровень жизни населения республики. 

Сегодня ситуация изменилась, благодаря мерам, предпринятым Правитель  ством Российской Федерации и органами власти Республики Калмыкия. Люди стали жить значительно лучше, и оправдывать этим браконьерскую охоту уже нельзя, как невозможно это объяснить и ростом цен на рога сайгака на «черных рынках» страны и мира. Скорее всего, проблема сайгака в России — в отсутствии планомерной, согласованной и долгосрочной программы по его спасению. Ведь нельзя же в стране, претендующей на место Европейском союзе, относится к редкому, реликтовому животному исключительно как к «источнику мяса и другой ценной продукции».

Для большинства стран мира наличие в фауне редких животных, подобных сайгаку, прежде всего — возможность развития экологического туризма. Есть масса примеров, когда туризм, является основной, образующей доходы бюджета, отраслью. И никому, даже в развивающихся странах Африканского континента, не придет в голову решать вопросы продовольственной безопасности за счет диких копытных животных, хотя уровень жизни населения там действительно реально низкий.

Многолетний опыт заповедного дела в России показывает, что наличие особо охраняемых природных территорий, даже созданных для сохранения отдельных видов животных, не гарантирует необходимых результатов. Биосферный заповедник «Черные земли» в Республике Калмыкия, заказник «Степной» в Астраханской области и ряд других федеральных и региональных заказников пытаются по мере своих возможностей решить проблему охраны и сохранения сайгака. Но их территориальная и ведомственная разобщенность, расширение хозяйственной деятельности не позволяют стабилизировать ситуацию. К сожалению, пока действует принцип «чем больше ответственных, тем меньше ответственности».

До сегодняшнего дня нет единой методики оценки численности сайгака, не отлажено взаимодействие всех заинтересованных структур в борьбе с браконьерством, в зачаточной стадии находится и эколого-просветительская деятельность. «Результаты социологического опроса показали, что местное население плохо осведомлено о том, что охота на сайгака запрещена (только 46% слышали об этом)» (Арылова, 2010). Это вполне объяснимо, ведь даже специалисту трудно ответить однозначно на вопрос: можно или нельзя охотиться на сайгака в России?

Автору дважды в течении 2009–2010 годов удалось посетить Республику Калмыкия и наблюдать сайгаков, как в дикой природе, так и в «Центре диких животных Республики Калмыкия». Позитивные изменения, которые произошли за этот период в республике, дают основание сделать вывод о том, что отношение к проблеме сайгака меняется в лучшую сторону. 2010 год объявлен в Республике Калмыкия годом сайгака. Проводится хорошо организованная кампания в СМИ и непосредственно среди населения по пропаганде более толерантного отношения к сайгаку. Правительство Калмыкии утвердило план мероприятий на 2010–2011 годы, первоочередная цель которых: сохранение исконного обитателя степей, гордости калмыков — сайгака!

Все эти меры направлены, в конечном итоге, на то, чтобы в спасении сайгака приняло участие все население республики. Согласно древним легендам калмыков, охота на сайгака — большой грех. И многие жители Калмыкии понимают что «степь без сайгака — как калмыцкий чай без молока...», и не представляют будущее развитие республики без огромного количества туристов, желающих увидеть в цветущей калмыцкой степи символ республики — бесчисленные стада сайгаков! Поэтому понятно, что все предпринимаемые в Калмыкии действия оправданы и в результате принесут свои плоды, но риски слишком высоки. Суровая и многоснежная зима 2009–2010 годов показала насколько уязвимы, зажатые в территориальные рамки и не способные конкурировать со все возрастающим поголовьем домашнего скота, стада сайгаков.

С недавних пор российская популяция сайгаков под воздействием разного рода факторов перешла от сезоннокочевого к полуоседлому образу жизни, снизив там самым защитные возможности. Поэтому, рассматривать решение проблемы спасения сайгака в целом необходимо все-таки в масштабах всей страны и на государственном уровне. Для того, чтобы окончательно закрыть вопрос о возможности охоты на сайгака, необходимы, прежде всего, согласованные действия МПР РФ и правительства Республики Калмыкия. Но, учитывая реальные сроки принятия подобного рода решений и сроки их согласования, возникает вопрос: быть или не быть сайгаку? В случае же включения вида в Красные книги РФ и Республики Калмыкии вопрос о возможности охоты на сайгака сразу же снимется с повестки дня. Но принятие такого решения открывает тему для дискуссии, поскольку «практика — критерий истины...» А практика охраны краснокнижных видов в России показывает, что никакого приоритета в финансировании таких видов нет. Скорее наоборот — регионы на охрану видов, занесенных в Красные книги, получают гораздо меньше средств из бюджета, чем на борьбу с браконьерством по охране обычных охотничьих видов животных.

Получается парадоксальная ситуация: чем больше редкий и исчезающий вид нуждается в охране, тем меньше средств на это будет выделено. Точно такая же ситуация сложилась сегодня и с ООПТ. Достаточно посмотреть на размер зарплаты их сотрудников, чтобы понять, что охрана редких видов животных сегодня — дело энтузиастов. Вот и получается, что даже в самой Калмыкии сегодня не все согласны с тем, чтобы сайгак был включен Красную Книгу республики, боясь потерять последние средства для борьбы с браконьерством, в том числе и по охране сайгака.

Все проблемы лежащие в бюрократической плоскости, рано или поздно будут разрешены, система финансирования охраны редких и исчезающих видов будет оптимизирована. Однако ситуация с сайгаком требует принятия немедленных и эффективных мер по увеличению поголовья существующей популяции.

Мировой и отечественный опыт говорит нам о том, что важнее всех интересов, будь то государственных или ведомственных, должна быть необходимость сохранения для потомков и всего мирового сообщества любого вида животных, которому угрожает опасность навсегда исчезнуть лица земли. Россия вполне может себе позволить обойтись в ближайшие два десятка лет без «дешевого мяса и другой ценной продукции от сайгака».

Включение сайгака в Красные Книги России и Республики Калмыкия необходимо, потому что более действенного способа привлечь внимание общества и государства к проблеме конкретного редкого вида животных пока не существует. Этот важный шаг в деле сохранения популяции сайгака в России поможет вместе с другими необходимыми мерами, сберечь украшение наших степей, современника мамонта и шерстистого носорога — сайгака, единственный массовый вид антилоп в нашей фауне.

Малеев Валерий Геннадиевич – заместитель Председателя Комитета Государственной думы РФ по природным ресурсам


Валерий МАЛЕЕВ
Стратегия сохранения тигра «Промысловая» охота в Германии и переработка мясной охотничьей продукции