НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ ИЗДАНИЕ О ПРИРОДЕ, ОХОТЕ И ОХОТНИЧЬЕМ ХОЗЯЙСТВЕ

Апрель

Чудо природы или произведение искусства?

«Любите ли вы театр?» с придыханием вопрошала Татьяна Доронина еще в черно-белом советском кино. «Любители вы его, как его люблю я?» Эти слова мне всегда хотелось перефразировать: «Любители вы собак?» (хотя каждый нормальный человек по крайней мере не испытывает к ним неприязни.) Причем не просто собак (да простят меня хозяева всех четвероногих друзей от моськи до дворовых полканов ), а русских псовых борзых. 

Эта любовь коренится где-то очень глубоко, по крайней мере, у меня. Возможно, она вообще произрастает на каком-то бессознательном уровне, но когда я вижу в жизни или на экране русскую борзую, у меня вдоль позвоночника пробегают мурашки, и сердце начинает учащенно биться. Помню в учебнике истории времен начальной школы иллюстрацию: помещик меняет пару крепостных на худую длинноногую и длинноносую собаку. Картинка до сих пор стоит перед глазами, а далее пошло поехало: это и охота в «Войне и мир», и Бетси Тверская необыкновенной грации и красоты с собаками под стать, и глупый городовой с укушенным пальцем (виновником укуса в оригинале, является ни в чем не повинный борзой щенок), и Ноздрев, и как не вспомнить Достоевского с крестьянским мальчиком, затравленным все теми же борзыми. От изящного и прекрасного до горестного и трагического со смешным вперемешку. Что это? 

Это вся палитра красок и коллизий, которыми писана Российская жизнь, с ее противоречивой, порой жестокой, но в тоже время сердобольно-жалостливой и тонко чувствующей красоту и природу душой. И вот как-то, в начале девяностых мы с мужем наконец-то решили обзавестись собакой. Побудительным мотивом послужил шоколадного цвета развеселый пудель, который скакал возле хозяйки, что вызвало во мне бурю эмоций. Пудель был «малый». «Зачем вам маленькая собачка?» веско рассудил друг семьи Валера «Времена смутные. Возьмите пса покрупнее». И вот тут чтото всколыхнулось и выплыло из глубин. «Хочу русскую борзую» сказала я. 

Через какое-то время Валера сообщил, что у известного заводчика есть щенки. Когда мы увидели суку с пометом, зрелище было инопланетное. До этого подобных собак живьем видеть не приходилось. Впечатление было сильным. Это потом я поняла, что собака была не выдающаяся, что есть экземпляры и получше, но тогда … 

Щенок на которого мы «запали» был бурматно-пегой сукой. Маленькое серебристое существо, которое умопомрачительно пахло, так пахнут простите за кощунственное сравнение только щенки и человеческие младенцы. Моя мама переступая порог нашей квартиры, первым делом трепала и нюхала новоявленного жильца, который пах не псинкой, а щенятинкой и говорил ньга, ньга ну совсем как у Чехова. Длинная мордочка, глаза по носу плюс деликатная молчаливость (борзые по своей природе не брехливы), никто не мог понять, что за породу мы приобрели. 

И вот началась новая жизнь. Благодаря Ласке, так звали мою первую собаку, мы вошли в круг борзятников. Такого скопища интересных и увлеченных людей до того встречать не приходилось. Несомненно, чтобы держать собак этой породы сегодня необходимо обладать определенной долей воображения и весьма развитым вкусом. Отсюда и контингент владельцев. О выставках я не буду распространяться в рамках сего опуса, а вот что такое псовая охота в наши дни хотелось бы рассказать. 

Бедные урбанисты-жители мегаполисов: «Видели ли вы небо?» Настоящее бескрайнее пронзительного голубо-синего цвета осеннее погожее небо? Может быть, жители сел и поднимут голову ввысь и смахнут со щеки осеннюю паутинку, провожая глазами журавлиный клин, но вам урбанистам это неведомо. Так вот псовая охота в хорошую осень – это пир для глаз. На фоне багряно-желтых колков (островков леса в полях) выстраиваются владельцы с собаками на номера, загонщики, издавая невероятные кличи, гонят из кустов зайца. Ха, если он там еще есть. 

Вдруг поднимается тетерев. Хлопанье крыльев не сравнить с урбанистическим голубем. У новичков вытаращиваются глаза. Как правило, если есть тетерев, то есть и заяц. И вот косой пошел в открытое поле, как в открытое плаванье. Собаки рвутся на сворах, но зайцу надо дать фору. И когда собаки «наброшены», скачка заслуживает масла и холста.

Дикий азарт и неземная красота. 

Про небо и лес я уже распространялась, а дальше озимыезеленя изумрудного цвета, вы ведь знаете каков он Малышевский изумруд, поди видали? А через полосу стерня желто-рыжая и яркие красные, половые, белые и черные пятна собак. Из мохнатого шара, как тугая пружина, выстреливают длинные лапы, и не факт, что заяц будет пойман. Не хватает сноровки и тренировки. Лев Толстой со своими псовыми по осеням каждый день проводил в отъезжем поле, а мы что несколько выходных за осень – и то, слава Богу. 

Да и заяц не самоцель, пускай живет косой. Зато сколько радости, впечатлений, эмоций и само собой охотничьих рассказов. Есть еще и привал. Вы, конечно же, в курсе, что это такое. Побасенки, невероятные истории текущей и предыдущих охот, тематические анекдоты и не на сухую, да и под хорошую закуску - вот они мгновенья счастья. Счастья единения души и природы. Счастья дружбы и радости жизни. Так что подумайте, какую породу заводить. 

А вообще все собаки посланы нам для проверки нашей человечности. И если какую подобрали и пригрели, то и воздастся вам. Сегодня мои борзые в полях счастливой охоты, где всегда солнечно и много дичи и не знают они своих земных собачьих проблем, но может быть, я очень надеюсь, что я еще вдохну такой родной щенячий запах и услышу ньга, ньга, а пока в кресле свернулся клубком, имитируя меховую шапку, кот. Он, конечно же, очень мил, но это уже совсем другая история.


Ольга НИКИТИНА
«Хвалынские холмы» в Москве Мурик