НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ ИЗДАНИЕ О ПРИРОДЕ, ОХОТЕ И ОХОТНИЧЬЕМ ХОЗЯЙСТВЕ

Декабрь

Горькие итоги

 Основная суть вопроса о существовании и перспективах охотничьего хозяйства страны заключается, по мнению большинства аффилированных к этой теме профессионалов, в основной дилемме: является ли охотничье хозяйство, т.е. использование объектов животного мира полноценной отраслью народного хозяйства или не является?! В большинстве развитых стран, где охотничье хозяйство управляется соответствующими федеральными структурами, ответ на этот вопрос однозначен и положителен. Да, конечно является. В России до ликвидации единой вертикально структурированной федеральной системы управления охотничьим хозяйством (Главохоты РСФСР) существование охотхозяйственной отрасли было весьма эффективным и не вызывало большой тревоги и сомнений.

С момента передачи полномочий по осуществлению государственного контроля в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира на региональный уровень, система охотничьего хозяйства страны стала набирать обороты на пути регресса и деструктуризации, о чем очевидно говорят факты, приведенные в письме помощника Президента РФ, начальника Контрольного управления К. Чуйченко действующему в то время Президенту РФ Д.А. Медведеву в марте этого года.

Это резкое сокращение численности государственных охотничьих инспекторов, снизившееся в сравнении с 1990 г. в 20 раз. Это существенное отставание по добыче основных объектов охоты от многих стран Западной Европы, несмотря на мизерность их охотничьих угодий в сравнении с нашими. Это наша явная неуспешность в вопросах клеточного звероводства, научно-исследовательской деятельности, заготовке пушно-мехового сырья и во многом другом. Переход департамента охоты из Министерства сельского хозяйства Российской Федерации в Министерство природных ресурсов и экологии никаких существенных перемен в положительную сторону не принес и принести бы не смог. С точки зрения здравого смысла очевидно, что органы власти субъектов Российской Федерации без стройной единообразной, научно обоснованной и выстроенной системы, наделенной властными полномочиями и возможностями для их реализации, при всем желании не могут справиться с задачей сохранения и развития охотничьего хозяйства страны.

Чем чаще общаешься с охотоведами, работниками специально уполномоченных органов, охотпользователями разных регионов, самостоятельно при этом инициируя эти встречи, тем более отчетливо понимаешь, что все везде происходит приблизительно одинаково, и вовсе — не как надо, а как получится.  

Где-то уполномоченным органом является департамент при правительстве субъекта, где-то — управление и созданное ему в помощь государственное учреждение при каком-либо министерстве (каком — это уже не так важно: лесного, сельского хозяйства, министерстве природы и т.д.), где-то — комитеты с большим штатом, а где-то штаты госслужащих и десятка единиц не набирают. При этом количество охотпользователей в разных регионах колеблется от двух-трех десятков до почти сотни, что также, по-видимому, зависит от того, кто чем руководствовался при организации процесса долгосрочного лицензирования на местах, выделяя площади под охотничьи хозяйства в 3–5, а то и меньше тыс. га — здравым ли смыслом или какими-то посторонними интересами. При этом основным объяснением этих, с позволения сказать, непонятных процедур расчленения территории была повсеместно ссылка на отсутствие в то время узаконенного норматива о минимальной площади охотугодий.

 Короче говоря, у всех все по-разному. И все — крайне далеко от совершенства. Потому что полномочия-то дали, а как их правильно реализовывать, как создать на местах некую стройную, реальную работающую, оптимальную для пользы охотничьего дела структуру, никто не разъяснил, да и разъяснить это вряд ли возможно. Потому что целое — это целостное, монолитное, а раздробленное по кускам — это всегда произвольно слепленное, непродуманное, а значит — малодейственное. А главное — кто все это может потянуть, где профессионалы, где команда, как создать ее на пустом месте?!

 Что же при этом происходит в Центре? Вышел закон, о котором руководитель команды, написавшей его, настолько наивно-цинично сказала на одном из центральных телевизионных каналов, что просто не верится! Дескать, охотников не понимаю, жестокие у них увлечения — зверушек убивают, но вот просили закон сделать — пришлось! Ну всем же понятно, что закон испечен на скорую руку! Чего стоят только бесконечные ссылки на то, что, покуда длится срок долгосрочной лицензии — охотхозяйственное соглашение, дескать, заключить успеете, хотя вроде бы это надо делать поскорее, потому как разрешения на охоту без него не получить, ну и кучу всего другого тоже, к примеру разрешения на полувольное содержание и т.д. Но как же тогда реализовывать уже запланированную выдачу разрешений на копытных регионам? Надо новый документ издать: дескать, будем выдавать пока и тем, кто имеет долгосрочные лицензии. Опять же незадача — не торопятся пользователи охотхозяйственные соглашения заключать! Что делать?! Ну конечно же внести в лесной кодекс поправочку о том, что договор на пользование лесным фондом для нужд охотничьего хозяйства заключается только с теми, кто охотхозяйственное соглашение заключил. А нет__ договора — это уже явная тема для внимания природоохранной прокуратуры: либо начинаем всерьез штрафовать, либо соглашение и договор! И еще проект освоения лесов! А ведь все это — затраты, и немалые! все это — затраты, и немалые!

 А вся та начинка, которая в состав скороспешного пирога не вошла, также экстренным порядком была выдана на гора в качестве целого сонмища приказов МПР РФ. Не совсем понятно, кто был их автором, чье это — личное или коллективное — творчество, почему профессионалов-охотоведов и науку никто ни о чем не спрашивал при их написании. Но что не спрашивал и создавали их люди, сильно далекие от всего, что имеет к охоте и охотоведению отношение, — очевидно.

 Создается впечатление, что помимо отсутствия профессионализма, у тех, кто над этим работал, начисто отсутствует еще и гражданская позиция, и ответственность! Ведь это же вопиющая бессовестность — давать правительству на утверждение такие документы.

На выбор смотрим Приказ МПР от 8 декабря 2011 г. №948 «Об утверждении методики исчисления размера вреда…». Откуда взялись пересчетные коэффициенты? Почему незаконная охота К–3, ДТП–1, а уничтожение краснокнижных видов — 5, это хотя бы ясно, а вот если ДТП с краснокнижным видом — это как? А кто будет производить исследовательские работы по определению территорий необратимой трансформации, сильного воздействия, среднего и слабого? А кому адресуется методика исчисления ущерба в примере №6, где прокладывается ветка магистрального газопровода федерального значения (если дело касается субъектовых ситуаций)? Какие учетные работы по определению видового состава охотничьих ресурсов и их численности на территории трансформаций должны быть проведены и когда и, главное кем? Не сотрудниками ли специально уполномоченных органов? А может быть, опять надо привлечь несчастных охотпользователй? Это предположение — не удивительно, так как они бесконечно и всем должны изначально, потому как для тех, кто постоянно инициирует их привлечение ко всему (начиная от приобретения спецтехники и прорубки просек в лесу до обслуживания всех новоявленных ветеринарных схем), по всей вероятности очевидна такая гигантская инвестиционная привлекательность содержания охотничьих хозяйств для тех счастливчиков, кто этими хозяйствами обладает, что лишняя обуза им за счастье!

 Абсолютно восхитительна выданная всем охотпользователям в Калужском регионе памятка, говорящая о том, какие документы и в какие сроки они должны специально уполномоченным органам предоставлять. Их 28, некоторые — по два раза. Это не субъектовые специалисты придумали. Они сами, честно говоря, в шоке. Это все замечательные пожелания московского Охотдепартамента при МПР РФ. Вы эти формы видели? Если нет — обязательно поглядите! Вот эта вся гора бумаг, форм, методик — она по силам охотпользователю?! Если даже у него в штате есть специалист с высококлассным образованием, уверена, что нет! И, главное, она действительно так необходима департаменту? А, что еще важнее — вы, в департаменте, верите в достоверность того, что вам присылают из регионов, где специалисты уполномоченных органов, понуждаемые вашими приказами, стыдливо пряча глаза, выкручивают руки охотпользователям? И те как бы отчитываются, а специалисты им как бы верят. А департамент делает вид, что все отлично, и проведена огромная работа и надо, видимо, еще пару десятков отчетов придумать, чтобы охотпользователям жизнь медом не казалась!

Приказ №138 от 30 апреля 2010 г. «Об утверждении нормативов допустимого изъятия и нормативов численности охотничьих ресурсов». Один расчет чего стоит! Особенно хорош он для тех видов, чьи показатели плотности не устанавливаются, а нормы лежат в столь широких границах! Вот всеми любимый кабан. Норматив допустимого изъятия — от 3 до 80%.

Минимальная численность в хозяйстве в 5 тыс. га, где все угодья для кабана свойственные, как должна быть рассчитана? Вспомним, это та численность, при которой квоту можно определить по формуле N min числ. = 1особь х100%/N доп. изъятия, %. Если N доп. изъятия — 3, то N min числ. должно быть равным 30, если N доп. изъятия — 80, то N min числ. — 3. Таким образом, в охотхозяйстве на площади 5 тыс. должно быть 33 кабана, а если площадь охотхозяйства 3 тыс. га — тоже, а если 10 — тоже. Или как? Зачем постоянно умничать и заставлять людей, не имеющих специального биологического образования, что-то заведомо придумывать и в отчаянии писать всякую белиберду?!

Приказ №620 от 13 июля 2011 г. «О внесении изменений в примерную форму охотхозяйственного соглашения» (от 31.03.2010 №23, утвержденную приказом МПР и экологии). То есть в самом конце марта утвердили, в середине июня следующего года внесены изменения. Зачем? Что так насущно требовалось поменять? Убрали примечание в пункте о требованиях к размещению минимального и максимального количества охотничьих ресурсов в хозяйстве. Раньше указывалось, что устанавливается это в соответствии с нормативами численности. Ну а теперь, после изменения, как? Произвольно что ли? Да лучше расшифруйте, что такое охотничья инфраструктура! А то в одних регионах, слава богу, с лесниками можно заключать договора на пользование участками лесного фонда именно под ней, а в других — только на весь лесной фонд без исключения (целиком в границах охотничьего хозяйства)! Проводить внутрихозяйственное охотустройство — это понятно. Но надо ж было кому-то обязательно дополнить: «утвердить схему использования и охраны охотничьих угодий»! Это что такое? И что такое осуществление производственного охотничьего контроля?

Приказ № 559 от 23 декабря 2010 г. «Об утверждении порядка организации внутрихозяйственного охотустройства». Он нам говорит, что документом внутрихозяйственного охотустройства является схема использования и охраны охотничьих угодий (внутрихозяйственное охотхозяйство). Это замечательно!

Приказ № 335 от 31 августа 2010 г. «Об утверждении порядка составления схем размещения, использования и охраны охотугодий на территории субъекта…» (межхозяйственное охотустройство). Кто будет это делать из «специалистов органа исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченного в областях охоты и сохранения охотничьих ресурсов, по согласованию с МПР РФ». Это цитата. Как это в реалии видится? Охотоустроительные экспедиции приглашать? Самим пытаться?

Приказ №561 от 24 декабря 2010 г. «Об утверждении порядка выдачи разрешений на содержание и разведение охотничьих ресурсов в полувольных условиях…». Что надо написать в заявлении для получения такого разрешения?

1.   Русские и латинские названия видов, количество особей и половой состав охотничьих ресурсов, планируемые к содержанию и разведению.

2.   Виды и цели деятельности (или выпуск или реализация).

3.   Условия содержания и разведения охотничьих ресурсов (границы и площади, описания и адреса объектов, предназначенных для содержания животных в искусственно созданной среде обитания).

4.   Условия доставки ресурсов заказчику или размещение их в естественной среде обитания (вид транспорта, количество охотничьих ресурсов). Это что, так важно?

5.   Порядок размещения (виды и количество, планируемое к выпуску в естественную среду обитания и планируемые сроки выпуска). Это — всерьез?! Позвольте, они еще даже не развелись! Кого, когда, куда выпускать?!

6.   Копия соглашения — это обязательно.

7.   План вольера.

8.   Проект содержания, где есть расчет максимальной численности особей, рациона и противоэпизоотических мероприятий.

 Даже в проекте этого документа было более подробно и внятно написано, что и зачем должно отражаться в проекте полувольного содержания. В свое время приказом №615 от 14 декабря 2007 г. №615 МСХ РФ про полувольное содержание на особо охраняемых природных территориях федерального значения было расписано все: и регламент, и содержание проекта. И регионы с легкой руки поделившейся своим опытом Смоленской области постановлениями региональных администраций утвердили свои положения о порядке выдачи разрешений на содержание в полувольных условиях охотничьей фауны. Более того, Калужское госучреждение, ныне именуемое «Калугаоблохота», преуспело в разработке образца проекта полувольного содержания под руководством академика РАЕН, профессора БГИТА С.И. Смирнова и помогало созданию проектов охотпользователями своей области и смежных регионов. Имеются исключительно положительные отзывы самых серьезных организаций и их рекомендации внедрения подобного рода проектов при организации полувольного содержания диких охотничьих животных для всех регионов РФ. Это я точно знаю, поскольку сама была разработчиком этого проекта. Зачем заново изобретать велосипед, тем более как-то не совсем приспособленный для езды?

 Все это можно сказать о целом сонмище других документов, изданных в качестве приказов Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Приказ №13 от 20 января 2011 г. «Об утверждении единого охотничьего билета». Все здорово! Какие нужны фотографии, где, что — все строго расписано! Почему же печать ставится не на фото, а на другой стороне? Охотники спрашивают: «Это чтоб легче было отодрать, а браконьерскую прилепить?»

Приказ №306 от 6 августа 2010 г. «Об утверждении требований к описанию границ охотничьих угодий». Для чего он издан? Чтоб все границы хозяйств теперь заново переписать: с километрами выхода границы на водоток согласно лоции, с наименованиями всех вариантов названий ориентиров (через запятую в скобках), с кадастровым наименованием дорог? Или это на будущее, если вновь по аукциону появятся новые хозяйства, а в существующих хозяйствах пусть будет как будет.

 Приказ №23 от 28 января 2011 г. «Об утверждении требований к содержанию, формам отчетности…». Да когда же специалистам уполномоченных органов браконьеров ловить и с пользователями работать, если им надо все новым и новым образом отчитываться перед центром?! Кто-нибудь в Охотдепартаменте МПР РФ вообще проверяет, что они пишут? Или это не так уж важно? Просто какой-то заговор фальсификации! Слава богу, что хоть этот «манускрипт» не касается несчастных пользователей!

Также с большой долей вероятности можно подвергнуть сомнению достоверность сведений, долженствующих поступать по целому рангу разделов в государственный охотхозяйственный реестр, положение о котором утверждено приказом МПР РФ от 6 сентября 2010 г. за №345. И совершенно неясно отсутствие в разделе 7 этого реестра — «Документирование информации об охотниках» таких пунктов, как, например, привлечение охотника к административной или иной ответственности за нарушение охотничьего законодательства.

Приказ №560 от 24 декабря 2010 г. «Об утверждении видов и состава биотехнических мероприятий…». Здесь написаны парадоксальные на самый непритязательный взгляд любого охотоведа вещи, например создание искусственных водопоев и создание искусственных водоемов в разделе «Подкормка охотничьих ресурсов и улучшение кормовых условий среды их обитания». Это два разных пункта, чем они разнятся? Про минеральную подкормку вообще не сказано ни слова. Расселение охотничьих ресурсов в среде их обитания, выращенных в полувольных условиях, — всего лишь один из вариантов расселения, не более. Почему это выделяется отдельным образом? Сама формулировка «селекционная работа по формированию определенных половой и возрастной структуры популяций охотничьих ресурсов, а также параметров их экстерьера» — это, видимо, с точки зрения авторов текста, синоним того, что охотоведы называют улучшением качественной структуры популяции охотничьих животных. Только с профессионалами эту формулировку не согласовывали, а корректоры текстовых ошибок не заметили.

Что значит косноязычная фраза о проведении биотехнических мероприятий «в объеме и составе, определяемым документом внутрихозяйственного охотустройства»? Почему не в «формате» или «наборе» и, вообще, почему в основу этого документа не легла классификация биотехнических мероприятий, разработанная и рекомендованная давным-давно общеизвестными Нормативами института «Росгипролес» в 1996 г.? Неужели попытки создать псевдолучшее так неистовы, что перестает быть очевидным тезис о том, что лучшее — враг хорошего?!

Приказ №503 от 12 ноября 2010 г. «Об утверждении на местности границ зон охраны охотничьих ресурсов». Это очевидно, то, что называлось ранее воспроизводственным участком, или зоной покоя, или внутрихозяйственным заказником. Зачем столь дотошно, подробно расписывать форму информационных знаков, их размер, высоту от поверхности земли столба, на котором знак крепится, материал, из которого знак изготавливается, цвет столба и знака?! При этом слова не говорится о процентном соотношении этих зон охраны с общей площадью хозяйств. Зато серьезно возлагается выполнение работ по оснащению информационными знаками подобного рода «зон охраны», выделенных в общедоступных охотничьих угодьях, на уполномоченные региональные органы исполнительной власти. Честно скажите, кто-нибудь верит, что в регионах это делается или делаться будет при существующем положении вещей? Если «да», вы ничего не знаете, о том, как живут специально уполномоченные органы в регионах! Там, в основном, нет не только средств на информационные знаки, их нет на форму, технику, средства связи, на бензин, на все остальное…

Вот еще замечательный приказ — №1 от 13 января 2011 г. «Об утверждении порядка принятия решения о регулировании численности охотничьих ресурсов и его формы». Когда принимается решение? Если плотность вида превышает показатели максимальной плотности (установленные приказом №138 «О нормативах изъятия и нормативах численности охотничьих ресурсов в охотничьих угодьях»)? Частично показатели максимальной численности взяты, очевидно, из нормативов оптимальных плотностей населения животных (Я. Русанов, 1986 г.). При этом эти показатели соотносятся только с качеством лучших угодий (1 класс бонитета): 20 особей/тыс. га — для кабана, 100 — для косули, 30 — для оленя. В вышеупомянутом приказе они приведены как максимальные. Но ведь в угодьях III-его класса бонитета плотность кабана должна быть 8, а 20 — уже беда. Плотность косули от 40 до 60 — выше потолка по Данилову в лучших угодьях, при отсутствии пищевых конкурентов! Чего же ждать, пока плотность дойдет до 100? Поздно-то не будет?!

Еще один момент. Написано, что регулируем, если появилась угроза возникновения и распространения болезней, нанесения ущерба здоровью граждан, объектам животного мира, среде обитания. Решение принимается на основе кучи данных, главным образом документированной информации из реестра. Уполномоченные органы все анализируют и в течение месяца принимают решение. Если все очень опасно — в течение трех дней, и в течение двух дней размещают свое решение в Интернете. А вот как и кто будет регулировать численность? Не сотрудники ли специально уполномоченных органов на вертолетах — было же такое обсуждение?! Все можно ожидать. А вообще-то, что особенно думать о регулировании численности, если можно возродить на государственном уровне схемы заготовок охотничьей продукции (как в прежние времена работали заготконторы), и острота проблемы уменьшится сама собой. Почему охотдепартамент МПР РФ не выступит с этой инициативой?!

Вообще, во всей этой истории самое удивительное, что ни разу, никто, издающий столь серьезные по своему весу документы, не определил, что для их осмысления и выполнения пользователи, и тем более работники специально уполномоченных региональных органов, должны иметь специальное профессиональное образование. Первым необходимо держать в штате охотоведа со специальным средним образованием, а сотрудникам охотнадзора, особенно руководителям и инспекторам, — иметь высшее специальное образование. В региональных специально уполномоченных органах обязаны существовать отделы по работе с охотпользователями и нормативнометодическому обеспечению, которые несут на себе миссию разъяснительную, образовательную, миссию оказания помощи пользователю, облегчения его ориентирования в расстановке приоритетов при рациональном пользовании ресурсами. Повторю свой любимый тезис, тезис моих учителей — лучших охотоведов страны о том, что практика без теории безумна.

У нас непозволительно мало учебных заведений, готовящих квалифицированные кадры среднего и высшего звена для охотничьего хозяйства страны. Калужская область в этом плане явно выделяется. Уже 10 лет существует в Государственном бюджетном учебном заведении Калужский аграрный колледж отделение «Охотоведение и звероводство». Калужане, вообще-то, в плане развития охотничьего хозяйства обладают удивительно выгодными возможностями. Положение на юге лесной зоны, упор на развитие лесного и сельского хозяйства, готовность администрации области поддерживать любую креативную инновацию — от пилотных проектов развития промышленности до инициирования совмещения регулирования численности лисицы с охотничьим туризмом (в этом году эта попытка была предпринята в хозяйстве «Зайцева гора» Барятинского района и получила освещение в средствах массовой информации) — все это расширяет возможности для полноценного развития охотхозяйственной отрасли региона. Скверно, что центр не дает посыла для закрепления в сознании руководителей регионов тех мотиваций, которые ясно давали бы охотничьему хозяйству как полноценной хозяйственной отрасли повсеместно зеленый свет.

Именно в связи с тем, что центр мало обращает внимания на острые вопросы, индивидуальные и общие для всех регионов, и существует на какой-то своей, непонятной для субъектов волне — так много в краях и областях проблем, недоработок, неясностей и бесперспективности. Даже в нашем регионе, несмотря на всю выгодность его положения и в географическом, и в биоресурсном, и в социально-политическом аспектах, абсолютно в зачаточном состоянии остается и будет продолжать оставаться охотничье хозяйство без прилива свежих идей и государственной поддержки их реализации. А ведь именно это направление при постановке его на упорядоченную стезю может дать дополнительные возможности и охотпользователям, и бюджету региона.

Да, у нас неплохо поставлено дело со специальным профессиональным образованием. Да, к нам едут абитуриенты из других регионов для обучения в очной и заочной форме. Наше обучение бесплатно, наши дипломы имеют государственную сертификацию. Руководство нашего учебного заведения всегда поддерживает креативную идею, помогающую развитию охотничьего хозяйства региона, с готовностью предоставляя возможности проведения обучающих семинаров для охотпользователей, профессиональных конференций, курсов повышения квалификации, привлекая студентов-охотоведов для обслуживания региональных и федеральных мероприятий, например в прошлом году — выставки «Охотничий мир России — 2011». Мы готовимся к созданию модельного полигона на переданной нам территории в 30 га, где хотим проводить практики студентов старших курсов и обучающие семинары для пользователей. Мы готовы предоставить свои ресурсы для создания на нашей базе центра повышения квалификации охотоведов всех уровней для всех регионов и округов РФ. Главное — поддержите эту идею в центре, если она действительно актуальна! И, пожалуйста, заинтересуйтесь, руководители охотничьего хозяйства страны, нашими обучающими программами! Именно ваше безразличие дало возможность отказаться от рациональной рабочей программы дисциплины «Охотоведения» по специальности 110701 «Охотоведение и звероводство» и погрузиться в некие новомодные программы профессиональных модулей в 2011 г., потому как нет у разработчиков инноваций в сфере образования настоящих консультантов-профессионалов! А именно поэтому создается впечатление что все, что важно, жизненно необходимо охотничьей отрасли в стране, инициируется и продвигается с трудом, сквозь бюрократические препоны равнодушия и стену чиновничьего сопротивления неким немногочисленным, хотя и весьма боеспособным профессионалам-энтузиастам, поднявшим свой флаг борьбы за сохранение и развитие охотничьего дела в России. И несут его настоящие охотоведы, увы, не благодаря помощи властных структур, а скорее вопреки их полному равнодушию ко всему, что так важно и необходимо охотничьему миру страны.

Так быть не должно. Давайте поддерживать друг друга и срочно менять то, что еще не поздно изменить!


Елена Зарифьян
Спасет ли бурого медведя Красная книга Республики Беларусь?