НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ ИЗДАНИЕ О ПРИРОДЕ, ОХОТЕ И ОХОТНИЧЬЕМ ХОЗЯЙСТВЕ

Июль

Глухарь поет не за сухарь?

Окончание. Начало в №6/2012

Первое, что бросается в глаза, когда вникаешь в этот приказ МПР РФ №1 от 11. 01. 2012 г., — абсолютное равнодушие к экономической оправданности предполагаемых затрат. Ловкачам из ЖКХ и прочим жуликам и не снились такие возможности влезать в карманы людей, какие имеют столоначальники МПР РФ. Увеличение нагрузки на бюджеты охотничьих хозяйств не на какие-то жалкие 10%, а в пять, десять, двадцать раз (кому как повезло), говорит не только о полной безответственности авторов приказа, но и об их отношении к тем, на чьи налоги живут. И на чьи плечи все это в конечном итоге ляжет. Как это выглядит: 32 года хозяйство оплачивало учет, допустим, на одном — двух, а теперь ему предписывается платить за работу на 35 маршрутах! А, кроме того, приобрести недешевые навигаторы с картографической поддержкой, компьютеры, с соответствующими программами, принтеры для «распечатки маршрутов с навигаторов». Да и людей еще найти, умеющих всем этим пользоваться.

И не «за сухарь» те авторы расстарались, так как прямой личной выгоды от такого нововведения не имеют. Но и не от любви к Родине, которую не знают, и знать не хотят. Иначе бы обратили внимание на то, что подавляющее большинство хозяйств Сибири и Дальнего Востока — это и не хозяйства вовсе, а оставшиеся после разгрома промхозов охотничьи участки мужиков, которые о перечисленной оргтехнике имеют весьма смутное представление. К тому же, нет у них ни офисов, ни оборотного капитала. А если у кого и есть что-то за душой — какой смысл тратить средства не на борьбу с волками или биотехнию, не на приобретение «гуманных» капканов или еще что полезное, а на предлагаемую «лабуду», от которой толку, как шерсти от ежа?

Как раз вот этой категории людей, которые и ловят те 400 тыс. соболей, далеко не все равно, сколько их остается на участке. Там не нормативы действуют, а проза жизни — кушать-то и в следующем сезоне будет на что-то нужно. Поэтому наука простая — стали взрослые самки ловиться — снимай капканы. Нет молодняка — и промысел сворачивается. И никакой контроль учета здесь не поможет. А хищников и временщиков — никакие нормы не удержат.

В моем представлении, целью любого нормативного документа должно быть улучшение чего-либо, способствующее развитию отрасли. Пункт 3 указанного Приказа гласит, что данные ЗМУ «используются при определении квот добычи», «норм допустимой добычи», «норм пропускной способности» и «анализа состояния популяций». Но изменениями к приказу №138 (Приложение к Приказу от 20 декабря 2010 г. №554), для подавляющего большинства перечисленных в ведомости ЗМУ не лимитированных видов животных нормирование отменено. Нет в таких нормах и целесообразности, так как перечень ресурсов, добыча которых не лимитируется, составляют массовые виды, для которых промысел никогда не оказывал решающего негативного воздействия, т.к. размеры изъятия не исчерпывали биологических возможностей воспроизводства популяций. Тем более — с начала нового века, когда спрос на «цветную» пушнину стал стремительно падать. Подтверждением правильности (удивительное дело!) принятого МПР РФ решения является и тот факт, что даже в отдаленной ретроспективе, когда увеличение результативности охоты стимулировалось, колебания численности животных носили естественный характер. Не ожидается кардинальных изменений сложившейся ситуации и в обозримом будущем. И вообще, промысловая нагрузка на популяции с ростом производственных расходов все более регулируется автоматически — чем ниже плотность населения какого либо вида, и выше себестоимость добычи, тем меньше желающих заниматься его промыслом. Что же касается «анализа состояния популяций» — какой смысл «анализировать» абсолютные показатели численности, определяемой со множеством ошибок? Тем более — видов, поголовье которых за один период размножения может измениться в несколько раз. И вообще — какова цель не только анализа, но и учета, если виды практически не добываются?

Правда, о точности, похоже, никто и не беспокоится, иначе, как понимать двухмесячные сроки учета (с 1 января по 28 февраля), когда идет интенсивный промысел и для животных наступает самый критический для выживания период?

Есть в Приказе и явные «технические» погрешности. К примеру, что подразумевает рекомендация п.8.1. … «подготовить схему территории, пригодной для обитания зверей и птиц»? Похоже, что понимается под этим серия карт, отображающих искомую информацию по каждому виду учитываемых «ресурсов»? Минимум 35 ведомостей маршрутов в двух экземплярах, плюс два десятка карт к каждому отчету, да нехилые по объему «Реестр» и «Мониторинг» — побойтесь Бога, господа! Это явно идет вразрез с задачами охотничьего хозяйства в структуре МПР, определенными руководителем ведомства — «сделать так, чтобы там было меньше бумажек, меньше всяких нелепых разрешений, меньше волокиты, меньше чиновничьего произвола. В то же самое время, наоборот, больше животных, больше возможности охотиться и больше возможности получать удовольствие от общения с природой». (Ю.П. Трутнев, интервью для радиостанции «Русская служба новостей».)

А пункт 8.2. и вовсе всю крайне объемную и дорогостоящую работу по выделению «элементов среды обитания», которую обязывают делать Приказы №335, 344 и 559 фактически сводит к нулю. Стоило огород городить, чтобы в итоге все опять плюсовать в те же «лес» с полем да болотом. А где опять же брать информацию для бонитировки, ведения мониторинга по тем «элементам» (приказ №344)?

Вызывают вопросы и магические для авторов приказа числа 35 (маршрутов) и 350 (км). Точность учета обычно зависит от протяженности учетной ленты на единицу площади хозяйства. По предложенной методике, если хозяйство 5 тыс. га, на 1000 га угодий будет приходиться 70 км маршрута, при 200 тыс. — 1,75 км, а если 1 млн. — 43 метра. Разница между показателями нагрузки — от 20 до 80 раз. И почему коэффициент расчета учетной нагрузки в одних субъектах 1, а в других — 0,1, а не 0,2? Животные признают административное деление? Все это похоже на «метод научного тыка» за чужой счет.

Как представляют себе авторы методики ее практическое исполнение, если на работу потребуется уйма времени, даже при условии идеальной погоды, без порош и снегопадов? Вокруг хозяйств, как правило, нет МКАДов, позволяющих забрасывать учетчиков по периметру, а на их территории — гостиниц, чтобы обеспечить людей ночлегом. Так что и «равномерность распределения маршрутов» — в подавляющем большинстве случаев — задача чисто теоретическая. А ходить, вместо промысла, из одного — двух зимовий — для охотника, которому обычно и поручают учетные работы — роскошь непозволительная, семью нужно кормить! Да и результат бесконечного повторения одних и тех же маршрутов имеет больше научный, а не практический интерес.

Порадовало и внимание к тигру и дальневосточному леопарду, которые появились в ведомости ЗМУ. Теперь вся страна начнет искать их следы! И я даже догадываюсь, почему такое внимание именно к этим узко ареальным видам, тогда как редких и вымирающих животных по России — пруд пруди! Даже предполагаю, что обнаруженные следы в Москве начнут «экстраполировать» на «лес», «поле» и «болото». И в конечном итоге численность «удвоится». Именно так прописано в Катмандинских решениях, под которыми подписалась и Россия — удвоить поголовье полосатых к следующему Году Тигра! Кстати, непонятно — а дальневосточный леопард-то в «ведомости» каким боком? Практически вся его популяция обитает в заказниках и заповедниках, к которым ЗМУ отношения не имеет.

Есть и другая причина — деньги. Видимо, для «эффективного использования» тридцати пяти миллионов долларов, собранных мировым сообществом для сохранения популяции амурского тигра, руководящий офис специнспекции «ТИГР» вдруг образовался в Москве. На родине редкой кошки разрешено иметь лишь филиал. А из $6 млн., обещанных в интервью после тигриного саммита уважаемым Юрием Петровичем на пять лет осуществления мониторинга, пока не было выделено ни одной копейки, и деньги этой зимой опять собирали с миру по нитке. Не уважают подчиненные МПР своего министра, если и считают, и охраняют тигров ныне в столице, а результаты подсчета следов по методике ЗМУ — показатель успешности такой работы. Ну не «пилят» же те баксы, в конце концов! Опасаться то есть чего — вдруг Ди Каприо узнает, как используется его честно заработанный миллион, который он с риском для жизни вез из-за океана в Россию для спасения тигра! Или до Владимира Владимировича, который пожал за это его мужественную руку, слухи дойдут. Но — тигр тема другая, к ЗМУ его «за уши» подтянули не от большого ума, «штучные» виды по штукам и считают.

Вот и получается, что ни одного приказа МПР, направленного на развитие охотничьего хозяйства пока не прослеживается. Только на выжимание средств и создание бумажного вала. Можно подумать, что заказ такой — не мытьем, так катаньем лишить промысловый люд Сибири и Дальнего Востока и этого источника существования, чтоб разбежались скорее все, в угоду не по дням «взрослеющему» соседу. Эдак-то Россия действительно может скукожиться до размеров Москвы, как скукожилась когда-то до размеров Константинополя великая Византийская империя.


Юрий Дунишенко
Светлой памяти Олега Кирилловича Гусева Обращение работников культуры, экспертов по историческим культурным ценностям, специалистов-оружиеведов о пересмотре концепции поправок в Федеральный закон «Об оружии» (по вопросу особенностей, порядка и условий оборота оружия, имеющего культурную ценност