НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ ИЗДАНИЕ О ПРИРОДЕ, ОХОТЕ И ОХОТНИЧЬЕМ ХОЗЯЙСТВЕ

Июль

Расплата за невежество, или Почему краснеет Красная книга Республики Беларусь?

Окончание. Начало в №6/2012

Еще один пример. С 1968 года охота на барсука в Беларуси запрещена. Вид был включен во все издания Красной книги Республики Беларусь. Пассивная и бессрочная охрана вида показала низкую эффективность этого мероприятия. Красная книга сама по себе никого не охраняет, не гарантирует защиты и процветания видов, численность которых сокращается. Так, В.М. Песков — известный фотожурналист и писатель, популяризатор идей охраны природы, считает, что любая Красная книга «...может стать могильным камнем для внесенных в нее видов, если не предусмотреть эффективных мер по обеспечению необходимых условий для жизни животных».

Наши белорусские ученые (П.Г. Козло, Б.П. Савицкий и другие) считают, что основная причина сокращения численности барсука — браконьерство, сопровождаемое раскапыванием нор, а также гибель от хищников (волк) и бродячих собак. Другие факторы, способствующие снижению численности, освещаются скупо по причине недостаточной изученности вида в угодьях республики. Кроме того, из-за скрытого образа жизни и отсутствия специализированных учетов, сведения о численности этого норника очень скудны и противоречивы. Так, П.Г. Козло приводил сведения о численности барсука в 2002 г. — 1 592 особи. Данные Министерства статистики и анализа за 2009 г. — 1 781 особь. По моему мнению, эти цифры также нуждаются в уточнении. Об этом свидетельствуют данные полевого сезона 2005/06 г., проведенного мной в двух субъектах хозяйствования: охотничьих хозяйствах ЗАО «Осотно» и ГЛХУ «Климовичский лесхоз». По данным Министерства статистики и анализа, барсука в угодьях этих хозяйств нет, по опросам егерей, в первом хозяйстве имеется три поселения, во втором — одно. При натурном обследовании охотничьих угодий удалось обнаружить в «Осотно» пять поселений, в Климовичском лесхозе — шесть.

Полевой сезон показал следующее. Должного внимания учету барсука не уделялось. Анкетно-опросный метод учета не может дать объективных данных о состоянии ресурсов вида. Визуальное обследование обнаруженных поселений показало, что обилия барсука в указанных хозяйствах не наблюдается, 9 поселений из 11 заняты одиночками или парами, при этом 7 поселений были ранее раскопаны, но заселены повторно.

По нашему мнению, барсука не следовало включать в третье издание Красной книги Республики Беларусь (2-я категория охраны). У наших непосредственных соседей (Россия, Литва, Польша) барсук — обыкновенный охотничий вид. Кроме этого, например, в Польше в угодьях тех хозяйств, где обитает глухарь и тетерев, круглогодично можно охотиться на барсука, хоря, куницу, лисицу, енотовидную собаку, норку американскую (Козловский, Мисюкевич, 2004 г.).

В Европе ежегодно добывается 118 тыс. особей (без учета незаконной добычи), а общая численность барсука определяется в 1 220 тыс. особей. (Н. Подвишенская, 2006 г.).

Основные лимитирующие факторы (браконьерство и хищники) при наведении порядка в угодьях вполне устранимы. Вместо кропотливой и целенаправленной работы с видом Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь совместно с Институтом зоологии НАН Беларуси, ныне ГНПО «НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам», пошли по самому простому и, мы полагаем, не самому лучшему пути, включив барсука в число «краснокнижников».

К сожалению, научная деятельность свелась к сбору материала анкетным методом. Полевые методы (учет численности, изучение факторов среды, экологии и биологии вида) оказались невостребованными. При таком подходе к делу не следует ожидать существенной помощи от науки по вопросам рационального использования ресурсов диких животных.

Запреты ограничивают деятельность только законопослушных охотников. Полный запрет охоты на рысь и барсука при ослаблении охраны угодий лишь порождает браконьерство. Разумная охота стимулирует экологический резерв популяции того или иного вида, увеличивая естественный прирост его численности.

О необходимости регулирования численности хищников свидетельствует и научная работа по повышению эффективности охотничьего хозяйства по полевым и болотным видам, выполненная сотрудниками ГНПО «НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам». В работе приводятся сведения о зарегистрированных случаях гибели серой куропатки из автореферата кандидатской диссертации М.Е. Никифорова «Серая куропатка в Белоруссии, ее экология, пути охраны и использования,  1987 г.». Эти потери от хищников составили 61,9%, а от браконьеров — 5,1%, т.е. действие одного фактора выше другого в 12,1 раза! Из этого следует, что все другие мероприятия, кроме жесткого регулирования численности хищников, в том числе и кабана, не дадут должного эффекта. А что же в данном случае предлагает наука?

К сожалению, в этой работе из практических мероприятий по регулированию наземных хищников (лисица) есть лишь одна единственная рекомендация — «регуляцию численности хищников следует осуществлять лишь в тех местах, где регистрируется высокая плотность гнездования серой куропатки (не менее 2–3 пар на 100 га гнездовых местообитаний)». При существующем законодательстве серая куропатка такой плотности никогда не достигнет даже в лучших угодьях. В охотничьих угодьях особи данного вида практически уже не встречаются, а некоторое количество птиц лишь выживает в населенных пунктах и около них. Но зато есть существенные рекомендации по ограничению охоты на данный вид.

  • Останавливать проведение охоты при достижении численности серой куропатки в охотхозяйстве 20 птиц на 1 км2 в осенний период.
  • Не отстреливать серых куропаток, если осенняя численность серой куропатки в хозяйстве менее 20 птиц на 1 км2 . Ниже этого уровня популяция не имеет возможности компенсировать потери от охоты.
  • Не проводить охоту во время осуществления работ по восстановлению или увеличению численности серой куропатки.

В данной работе нет даже полного списка хищников, которые влияют на численность серой куропатки в охотничьих угодьях Республики Беларусь. Ни слова нет о диком кабане. Как будто он не посещает места обитания серой куропатки и не разоряет ее кладки. Например, З. Клаус и Г. Тюммель (1984) в ГДР провели специальное исследование по влиянию кабана и хищников на динамику численности глухаря в Восточной Тюрингии и пришли к выводу, что «…усилению фактора беспокойства в районах, подверженных сильному влиянию деятельности человека, можно противодействовать только ощутимым сокращением численности кабана и хищной дичи». Они определили, что 30% гнезд с яйцами глухаря разрушены кабаном.

В период гнездования серая куропатка, как и другие гнездящиеся на земле птицы, уязвима даже обыкновенным ежом. Какая практическая польза охотничьему хозяйству от предложенных наукой рекомендаций, если даже полностью запретить охоту на данный вид?

В Беларуси обитает 33 вида хищных птиц. Из этого количества 23 вида включены в 3-е издание Красной книги Республики Беларусь. В таких условиях как выжить, например, глухарю, тетереву, серой куропатке или перепелке? За каждой особью этих видов «наблюдают» около десятка хищников. По этой причине существование их лишь вопрос времени.

К примеру, студенческая дипломная работа обязательно рецензируется, а основной нормативный документ по охотничьему хозяйству Беларуси даже не проходил экспертизу на профессиональную пригодность и заслуженно получает много нареканий со стороны грамотных специалистов охотничьего хозяйства и охотников. «Природоохранители-профессионалы» — именно так назвал их доктор биологических наук, профессор, биолог-охотовед В.В. Дежкин (2009) на словах ратуют за сохранение биоразнообразия, а практически способствуют его сокращению. Например, необоснованное включение рыси в состав «краснокнижников» поставило под угрозу существование таких видов, как косуля, глухарь, тетерев, заяц-беляк и др. В данном случае предпочтение отдано хищникам, т.е. видам, которым по своему статусу проще выжить без вмешательства человека. Если исходить из здравого смысла и государственного подхода, то в Беларуси нет необходимости включать хищных животных в «краснокнижники».

Для сохранения редких видов в Республике Беларусь достаточно особо охраняемых природных территорий, площадь которых, по данным О. Редковской (кандидат экономических наук, старший научный сотрудник ГНУ НИЗН Минэкономики Республики Беларусь), в 2006 году составляла 1525,1 тысяч га или 16,3% от всего лесного фонда страны. Помимо них в республике имеются зоны отселения, которые по режиму охотопользования также приравнены к заповедникам.

Кроме этого, у нас 1 300 километров открытой границы только с Российской Федерацией, с территории которой происходит постоянное пополнение наших угодий хищниками. Например, в охотничьем хозяйстве «Красный Бор» ООО «Интерсервис», которое граничит с Псковской областью Российской Федерации, ежегодно добывают, как правило, более десяти волков, численность которых к весне остается не более 2–3 особей. Так, в 2008 году здесь добыли 19 волков (16 особей — с флажками, 1 — на вабу, 2 — из засады). Это свидетельствует о том, что звери приходят на территорию хозяйства из смежных угодий.

Следует отметить, что выполнение предложенных рекомендаций по сокращению списка «краснокнижников», будет способствовать повышению рентабельности охотничьих хозяйств за счет снижения пресса хищничества диких зверей и птиц на популяции ресурсноценных видов (копытные, зайцы, боровая дичь). А сейчас, к сожалению, приходится констатировать, что при использовании любого вида дикой фауны Республики Беларусь нужна конструктивная и взвешенная политика, которая в настоящее время в отношении хищников неверна.

Сейчас ученики начальных классов школы настолько продвинуты, что, мельком глянув на представленные данные таблицы 1, без особого труда определят, где уязвимый, а где процветающий вид. Вот только это никак не могут решить «ученые мужи». Что это? Ведомственная некомпетентность или корыстный умысел? Кому нужна такая наука? И можно ли называть деятельность современных научных сотрудников наукой? Почему никто и никак не несет ответственность за неверно принятые решения? До каких пор будут продолжаться эксперименты, порой граничащие с издевательством над дикой природой? Какой пример показывают патриархи зоологической науки молодежи?

Извините, господа чиновники, но в ваших структурах нет специалистов, способных принять своевременное, простое, низко затратное, достаточно эффективное и правильное решение по тому или иному вопросу. А если и есть такие сотрудники, то к их мнению, как правило, мало прислушиваются. Это можно отнести ко всем структурам, связанным с использованием природных ресурсов. Это в полной мере относится и к ГНПО «НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам». Основная их деятельность направлена на отстаивание ведомственных интересов и выражается в неэффективном использовании выделенных государственных средств. В результате такой деятельности рождаются ценные указания (ЦУ), которые в конечном итоге не приносят ожидаемого результата. Так продолжается из года в год; десятилетия сменяют друг друга. Опасность исходит от человека, от его неверно принятых решений. Положение усугубляется тем, что эти решения, мероприятия, предложения приобретают законодательную силу, а поэтому обязательны для выполнения.  

Наиболее характерным примером вышесказанному является включение в состав «краснокнижников» рыси. Зачем «содержать» 700 «санитаров», если для сохранения генофонда вида достаточно иметь в угодьях 200 особей. Например, именно такая численность рыси поддерживается в Польше, где плотность копытных в разы превышает угодья Республики Беларусь. Проблемы с заболеванием бешенством, с потравами от дикого кабана, с бобром, будут до тех пор, пока мы не избавимся от привычного стереотипа мышления и не начнем адекватно мыслить. В каждом из нас должен присутствовать патриотизм, порядочность и профессионализм, без чего движение вперед невозможно. К сожалению, в последнее десятилетие эти ценности человека оказались не востребованы. Успех может быть только там, где есть профессиональные и стабильные кадры.


Сергей Кононов
Нижегородские решения Охотничья культура